загрузка...
Загрузка...
загрузка...



Экология — приоритет развития города

Сергей Костюченко: «Если не подавать вообще волжскую воду, мы бы в сутки выпивали половину Москвы-реки».

Как пелось в известной детской песенке, «...без воды ни туды и ни сюды». Без качественной системы водоснабжения и водоотведения в Москве случится настоящая катастрофа, потому так важно поддерживать порядок в этой сфере, постоянно совершенствовать канализационные и другие системы. Эта работа тщательно ведется в столице: модернизируются Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения, используются новейшие системы очистки воды, уменьшается число вредных выбросов. Об этом и других тонкостях водной жизни столицы «МК» поговорил с председателем совета директоров научно-производственного объединения «ЛИТ» Сергеем Владимировичем Костюченко.

— Можно ли с уверенностью сказать, что экология — это приоритет развития нашего города?

— Да, экология является приоритетом. Может быть, об этом мало говорят. Специфика Москвы такова, что это многомиллионный город, живущий на равнине и на маловодной реке: 12 с лишним миллионов человек живет на безветренной территории с маленьким объемом воды. Надо понимать, как устроено водоснабжение в Москве: мы часть воды берем из нашей реки, часть подается из Волги по каналу имени Москвы и из него попадает в водохранилища. Если не подавать вообще волжскую воду, то мы бы в сутки выпивали половину Москвы-реки. Обеспечить такой город водой, очистить сток и сбросить его в маловодную реку, не ухудшив ее экологию, — это достаточно сложная задача. Если взять большие города мира, например, Шанхай, Лондон или Нью-Йорк, то им воды хватает и есть куда ее сбрасывать. А Москва специфична тем, что мы фактически искусственно обеспечиваем подачу воды в город. Если говорить о качестве воды в Москве-реке, то, например, качество сточной воды после Курьяновских очистных сооружений гораздо выше, чем качество воды в самой реке до сброса сточных вод, поэтому на выходе из города состояние реки вполне приличное даже по европейским стандартам, если сравнивать с тем же Берлином. И сама задача — поддержание водоснабжения и водоотведения города в таком состоянии — довольно сложная.

— Недавно прошла очередная встреча кандидата в мэры Москвы Сергея Собянина с экспертным сообществом — обсуждались вопросы экологии. Как вы оцениваете прошедшую дискуссию?

— Разговор мне понравился. Если смотреть на мэра в телевизоре, то он кажется закрытым человеком. При живом общении все наоборот: он профессионально включен в тематику водоснабжения, водоотведения и экологии города в целом, это чувствуется по разговору. Он владеет темой, знает о проблемах в городе, открыто отвечает на острые вопросы.

— В Москве проходит масштабная модернизация очистных сооружений. Как вы оцениваете ситуацию в данной отрасли в Москве на текущий момент?

— Город вкладывает большие ресурсы в развитие систем водоотведения. У нас есть Люберецкие, Курьяновские, Бутовские, Зеленоградские и другие малые очистные сооружения канализации. Например, Люберецкие и Курьяновские сами по себе огромны, были заложены еще после войны и постоянно совершенствуются. В них вкладываются достаточно большие средства. И их модернизация дает эффект — качество сточной воды постоянно повышается, что благоприятно влияет не только на экологию Москвы, но и на все города вниз по течению реки, вплоть до Оки и Волги.

— Случалось, что очистные сооружения становились источником неприятного запаха. Можно ли избежать подобного с помощью современных технологий?

— С задачей удаления запахов столкнулась вся Европа, Америка и вообще весь индустриально развитый мир. Сейчас Москва с точки зрения тематики запахов ушла вперед по сравнению с другими нашими городами-миллионниками. Повторюсь, такая проблема есть во всех крупных городах. Мегаполисы растут, окружают очистные станции. Если раньше Люберецкие очистные сооружения были на окраине, то теперь они окружены жильем со всех сторон. То же самое с Курьяновскими очистными сооружениями, которые находятся напротив музея-заповедника Коломенское. Власти города вкладывают в эту тему большой ресурс, и есть уверенность, что в ближайшие год – два эту проблему решат. И сейчас уже много сделано, хотя борьба с запахами — дорогое удовольствие. Но тем не менее город этим занимается, и результаты есть: чаши отстойников перекрыты. Организована достаточно сложная система плавающих нержавеющих щитов-понтонов, то есть все поверхности, которые раньше испаряли неприятные запахи, сейчас перекрыты достаточно интересной конструкцией. Плюс внедряются современные системы очистки воздуха там, где выброса избежать нельзя.

— Что можно сказать об очистке сточных вод в Москве? Какова ситуация? Если говорить о цифрах — какова динамика снижения вредных выбросов за последние 2–3 года?

— Очистные сооружения канализации в Москве — одни из самых лучших в России. Там применяются современные системы биохимической очистки, фильтрации. Это серьезный комплекс технологий: например, за последние годы удалось решить проблему обеззараживания сточных вод в черте города.

В 2007 году Москва сбрасывала в реку 4,2 млн кубов сточных вод. При этом в городе жили 10,9 млн человек. В 2017 году количество сбросов уменьшилось до 3,4 млн, а население выросло до 12,4 млн человек. То есть при росте населения в городе решается достаточно непростая задача снижения водопотребления и, следовательно, того количества воды, которое мы сбрасываем. Помните, как все ругали счетчики, но после их внедрения промышленность и население начали экономить воду. Вред, который мы наносим экологии за счет сброса сточных вод, уменьшился. Но установка счетчиков — это только одна часть комплексных работ по водосбережению. В столице ведется постоянная работа по замене изношенных как водопроводных, так и канализационных сетей. И Москва идет в опережающем режиме, что позволяет не терять питьевую и сточную воду и не подтапливать город, часть районов которого стоит на карстовых породах, для которых подтопление вредно и опасно. При этом и объем вреда, который мы наносим сточными водами, уменьшается. Интересно, что раньше основными загрязнителями являлись промышленные объекты, а сейчас — это общемировая тенденция — жители города. Это парадокс, да. Власти решают вопрос с выводом грязной промышленности за территорию, и с промышленным стоком в городе все более-менее нормально. В тот же нефтеперерабатывающий завод вложены колоссальные деньги, и качество воздуха и сточных вод, которые очищаются на МНПЗ, кардинально возросло. А вот человек в быту применяет кучу всякой химии, стиральные порошки, и если пересчитать на население, то доля частных стоков достаточно высока. Эту воду становится чистить труднее.

— Расскажите о современной системе очистки воды с помощью ультрафиолета. Как использование такой технологии снижает вредное воздействие на окружающую среду?

— Раньше традиционно сточную воду обеззараживали с помощью хлорирования, а потом начали искать другие технологии, потому что если вы хлорируете сточную воду, то вы убиваете все живое, что есть в реке, особенно в маловодной. Москва эту задачу решила, перейдя на ультрафиолетовое обеззараживание сточных вод. Первую крупную станцию обеззараживания ультрафиолетом запустили в 2007 году в Люберцах, она работает уже более 10 лет, и она была самой крупной в Европе. А в Курьянове ультрафиолетовое обеззараживание ввели в эксплуатацию в 2013 году; эта УФ-станция имеет проектную мощность до трех миллионов кубометров воды и является самой крупной в мире. В черте города все сточные воды обеззараживаются ультрафиолетом. Осталась еще задача обеспечить это и вне города, но она будет решена в ближайшее время. Если брать Новую Москву, то там строится много малых очистных сооружений канализации, оснащенных по самому последнему слову техники.

— Москвичей заботит качество потребляемой воды — каково оно сегодня в столице?

— Качество питьевой воды в городе хорошее, и надо отдать должное, что этому всегда в Москве уделяли большое внимание. Мы можем пить воду из-под крана, причем в любой точке столицы. Мы привыкли к тому, что инженерная обеспеченность водой и канализацией в большом городе более или менее одинакова везде — что в Бибиреве, что на Тверской. Во многих мегаполисах мира ситуация обстоит иначе. Качество воды в пригородах может кардинально отличаться от ее качества в офисной части. Но очищать воду для питья трудно. Водоисточники сложные — что Волга, что Москва-река, — в самих водохранилищах вода движется медленно, а в последние жаркие лета еще и цветет. Плюс — на территориях, прилегающих к Москве, часто нарушается водоохранное законодательство: народ начинает строить на берегах водохранилищ, бороться с такими нарушителями трудно. Тем не менее воду чистят очень прилично. Это сложная система: вода подается с больших расстояний по крупным водоводам, попадает на очистные сооружения, проходит реагентную обработку, фильтрацию, озонирование, дезинфицируется. Причем сейчас ушли от жидкого хлора — раньше воду хлорировали им, а это достаточно опасная процедура, так как город, ежедневно потребляя миллионы тонн воды, вынужден был использовать и десятки тонн хлора в сутки. Его возили в специальных контейнерах, с охраной. За последние пять лет удалось избавиться от жидкого хлора, город перешел на безопасный гипохлорит.

Источник: Московский комсомолец